Viktoriia Tsokota

Viktoriia Tsokota

3/04/2017

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МЕТОДА ЭКСПОЗИЦИОННОЙ ТЕРАПИИ В ВИРТУАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ В УСЛОВИЯХ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА УЧАСТНИКОВ ЛОКАЛЬНЫХ ВОЕННЫХ КОНФЛИКТОВ

Статья посвящена анализу международного опыта использования метода Экспозиционной Терапии в Виртуальной Реальности (далее – ЭТВР) во время восстановительного периода участников локальных военных конфликтов (далее – ЛВК). Определены смещения научных интересов Киберпсихологии от концентрации на социальных сетях Интернет в странах СНГ к широкому зарубежному рассмотрению системы человек–компьютер и связанных технологий. Рассмотрены и дополнены четыре основные области развития направления технических компьютеризированных средств для психологического здоровья (Telemental health): компьютеризированная и интернет–опосредованная когнитивно–поведенческая терапия (далее – КПТ), экспозиционная терапия виртуальной и дополненной реальностью, и мобильная терапия.

Проанализированы составляющие ЭТВР: тип виртуальной среды; тип пространственного взаимодействия; интенсивность воздействия; уровень погружения и качество виртуального опыта. Приведены обобщенные результаты исследований и компоненты протоколов ЭТВР для участников ЛВК с ПТСР: наблюдается улучшение симптомов ПТСР в группах проходивших лечение с помощью ЭТВР, но различий в результатах между группами традиционных методов психотерапии и ЭТВР не обнаружено. ЭТВР можно отнести к не менее эффективным методам психотерапии при ПТСР у участников ЛФК, который дает большую возможность использования для повышения уровня согласия на лечение, учитывая особенности ветеранов ЛВК и особенно для лиц резистентных к традиционным методам.

Ключевые слова: Киберпсихология, Экспозиционная терапия в Виртуальной Реальности (ЭТВР), Экспозиционная терапия Дополненной реальностью (ЭТДР), посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), локальный военный конфликт (ЛВК).

Постановка проблемы. Активное развитие компьютерной техники позволяет использовать новейшие технические средства в рамках лечебно–диагностических процессов, изучать влияние технических нововведений на психику человека, его повседневную жизнь и поведение. Экспозиционная терапия в Виртуальной Реальности (далее – ЭТВР) (англ. Virtual Reality Exposure Therapy (VRET) [1], Virtual reality exposure–based therapy (VR–EBT), Virtual reality therapy (VRT), Virtual reality immersion therapy (VRIT), simulation for therapy (SFT)) [2] относится к киберпсихологии. Вместе с тем возникает вопрос отсутствия единой терминологической базы и отсутствие и несовпадение определений между англоязычной, и украино и русскоязычной литературой. А также расхождение сфер изучения киберпсихологии и методов психотерапии, которые активно используются в США, Австралии и Европе в последнее десятилетие. Узкий круг публикаций по данной тематике обусловлен высокой стоимостью компьютеризированных комплексов и их разработки, что в условиях недофинансирования постсоветской науки не позволяет испытать их и внедрить их преимущества для лечения психических расстройств. Особую актуальность для Украины и мирового сообщества приобретает проблема посттравматического стрессового расстройства (далее – ПТСР) (англ. Post Traumatic Stress Disorder (PTSD)) в последствии психотравмирующих событий военного характера, из–за обострения геополитической ситуации в мире и большого количества локальных военных конфликтов (далее – ЛВК) и террористических актов. Технологии погружения в виртуальную реальность могут прийти на помощь в этом случае, а реконструкция травматических событий и их повторное переживание для отреагирования негативных эмоций перейдут из категории «мучительного лечения» в категорию «увлекательной игры».

Анализ последних исследований и публикаций.

Публикации на территории СНГ трактуют понятие Киберпсихологии в узком смысле, относя к ней только отрасль психологии, которая объединяет методологию, теорию и практику исследования видов, способов и принципов применения людьми социальных сервисов Интернет [3]. При этом Мировое психологическое сообщество и англоязычная литература понимают термин Киберпсихология значительно шире и включают в ее границы изучение человеческого разума и поведения в контексте человеческого взаимодействия и общения в системе человек–машина, дальше расширяя свои границы с культурой компьютеров и виртуальной среды, которая имеет место в Интернете [4]. Принимая во внимание этот подход исследования в направлении технических компьютеризированных средств для психологического здоровья (англ. Telemental health) [5] также относятся к сфере Киберпсихологии.

Диагностика и лечение ПТСР с помощью компьютеризированных средств в пределах Telemental health является одним из самых распространенных направлений. По данным Всемирной организации здравоохранения 3,6% общей мировой популяции страдает от ПТСР [6]. При этом понятие ПТСР трансформировалось от «военной усталости», «боевого истощения», «военного невроза», «посттравматического невроза» [7] к системе DSM–V [8] внедренной в 2013 году Американской психиатрической ассоциацией, которая предоставляет уточненную систему его составляющих признаков. ПТСР рассматривается как система симптомов, которые выражаются в репереживании травмы (flashback), уклонении от воспоминаний о ней, и может сопровождаться эмоциональным онемением или гипервозбуджением [9]. Последствиями ПТСР является снижение качества жизни во всех его сферах: социальной, трудовой и семейной.

Американская психологическая Ассоциация признает достаточно широкий круг психотерапевтических подходов для лечения ПТСР (пролонгированная экспозиционная терапия, психотерапия центрированная на настоящем моменте, когнитивно–поведенческая терапия (далее – КПТ) и ее сокращенные варианты, воспроизведение ощущение безопасности (с сопутствующим употреблением психоактивных веществ), десенсибилизация и переработка травматического опыта с помощью движения глаз) [10].

Длительная экспозиционная терапия признается эффективной в лечении ПТСР [11]. Она базируется на активной обработке травматического опыта, с привлечением механизмов овладения контролем над ситуацией и страхом в безопасных обстоятельствах психотерапевтического кабинета. Пациент под контролем психотерапевта получает доступ к травматическомй памяти, и прорабатывает связанные с ней эмоции, мысли и поведение. В процессе когнитивной переработки травматического опыта пациент по завершению психотерапии может менять свою жизнь к лучшему, отказываясь от не адаптивных посттравматических поведенческих стратегий.

При этом, несмотря на высокую эффективность пролонгированной экспозиционной терапии с которой знакомы более 50% психотерапевтов, только 17% использовали ее для лечения ПТСР [12], из–за отсутствия профессиональной подготовки и опыта работы и опасения по поводу возможного ухудшения симптомов у пациента и преждевременного прекращения лечения . Что выступает весьма существенным объективным и субъективным барьером со стороны психотерапевтов и врачей для распространения пролонгированного экспозиционной терапии.

В свою очередь развитие новейших технологий и создание универсальных лечебных протоколов может способствовать ее всеобщему распространению из-за увеличения мотивационной составляющей к лечению со стороны психотерапевтов и пациентов.

Цель статьи. На основе анализа литературы систематизировать опыт использования метода ЭТВР в условиях восстановительного периода участников локальных военных конфликтов.

Изложение основного материала.

Исследования восстановительного периода свидетельствуют о существенных различиях в его протекании у участников ЛВК и группах не связанных с военной службой. Американские исследования лиц в период восстановления от наркомании выяснили, что фаза наркомании у ветеранов была на 4 года дольше, чем в группе не ветеранов, и они чувствовали гораздо больше финансовых и юридических проблем [13]. Различия в протекании восстановительного периода у участников ЛВК определяют необходимость поиска и стандартизации методов и стратегий внедрения психологической помощи, учитывая особенности выборки.

Определены дифференциальные различия участников ЛВК:

низкий уровень мотивации к психологической помощи, из-за поддержания идеи «солдаты не плачут»;

наличие «боевых рефлексов», которые могут быть направлены на окружающих, в том числе специалистов, осуществляющих терапию;

поддержание «милитари стиля», перенос в гражданскую жизнь привычек, форм одежды и поведения, усвоенных в ходе военной службы.

Учитывая особенности участников ЛВК, перспективным является использование возможностей Telemental health. Что включает в себя расширение доступа психологической помощи за счет интереса к новым «гаджетам», повышения эффективности, снижения стигмы, связанной с посещением психолога в клинике или за ее пределами, а также возможность обойти конкретные препятствия для лечения, например, когда ПТСР препятствует пациенту выходить из дома.

Учитывая текущее состояние Telemental health, выделяют его четыре основные области [5]:

  • компьютеризированная КПТ (англ. Computerized CBT (cCBT));

  • интернет–опосредованная КПТ (англ. Internet–mediated CBT (iCBT));

  • ЭТВР и экспозиционная терапия дополненной реальностью (далееЭТДР) (Augmented Reality Exposure Therapy (ARET);

  • мобильная терапия (англ. – mobile therapy (mTherapy)).

Компьютеризированная и интернет–опосредованная КПТ обладают наибольшей доказанной эффективностью. На втором месте – ЭТВР и ЭТДР. Мобильная терапия является одной из самых молодых областей, но массированная разработка приложений для психологического здоровья для смартфонов (6% рынка всех приложений к мобильным телефонам [14]) завоевывает все большую популярность.

Преимуществом мобильной терапии является отсутствие технологических барьеров по сравнению с ЭТВР и ЭТДР. В свою очередь ЭТВР и ЭТДР позволяют использовать глубже эмоциональное вовлечение за счет создания индивидуализированной среды для переживания травмы.

Для схематического разделения ЭТВР и ЭТДР можно использовать модель Paul Milgram и Fumio Kishino «Упрощенное представление виртуального континуума» (рис. 1) [15].

Рисунок 1. Континуум Реальность–Виртуальность Милграма

Основной разницей при этом является то, что технология дополненной реальности вносит виртуальный объект в реальный мир к субъекту, «дополняя» мир новой составляющей, в свою очередь виртуальная реальность предусматривает перенос субъекта в виртуальный мир, полностью заменяя окружающую среду.

При этом Виртуальная среда может быть определена, как создание 3D–цифрового пространства, с помощью вычислительной техники. Оно состоит из визуальных стимулов, которые проецируются на поверхность (например, стена, экран компьютера, дисплей очков) и, как правило, акустических раздражителей, полученных с помощью электронных устройств (например, динамики, наушники) и может дополняться тактильными (контакт), обонятельными, или даже вкусовыми раздражителями. Основная цель виртуальной среды «вытащить» пользователя с «физического» мира и «погрузить» его в синтетический мир, достигается, предоставлением ему синтетической сенсорной информации, которая имитирует реальные жизненные стимулы. В свою очередь Виртуальная реальность это программа, которая, в очень близком к реальному времени, позволяет пользователю перемещаться по, и взаимодействовать с виртуальной средой [16].

Прототипами ЭТВР являются шутеры от первого лица (англ. – «first–person shooter» (FPS)), которые тоже используются в лечебных и тренировочных целях для военного персонала. Началом научных наработок по ЭТВР считается 1994, с публикации Max North. В 1996 вышла его книга «Virtual Reality Therapy, an Innovative Paradigm» на основе докторской диссертации. Активное развитие ЭТВР начался в 2005 году в США по проекту «Bravemind: Virtual Reality Exposure Therapy», который на сегодняшний день привлекает более 60 центров в клиниках, на военных базах и в университетах, под руководством профессора Skip Rizzo [1]. На основании научного обоснования и предыдущих исследований, Институт Креативных Технологий Калифорнийского Университета (USC ICT) разработал моделирования «Виртуальный Ирак / Афганистан», которое используется в различных клинических испытаниях, чтобы исследовать потенциал для этого вида лечения (рис. 2).

Рисунок 2. Виртуальные сценарии Ирак / Афганистан. Better Inc. и Университет Южной Калифорнии, Институт Креативных Технологий [17].

ЭТВР представляет возможность для пациента осуществлять навигацию и путешествовать в цифровом пространстве, с заранее созданными условиями и выполнять там необходимые задачи, специально разработанные с учетом для лечения конкретного расстройства. Стремительное развитие техники дает возможность использовать для воспроизведения виртуальной реальности не только мощные компьютерные процессоры, с использованием компьютерных технологий и специального аудио–визуального оборудования, но и экраны смартфонов, подключенные к очкам. Данные системы могут быть дополнены различными стимуляторами для движения и изменения положения тела для повышения достоверности созданного образа и имитации различных орудий и оружия для полноты восприятия, для задействования большего количества рецепторов во время терапевтического процесса и создания иллюзии нахождения в другом времени и пространстве. При такой альтернативной форме психотерапии, пациенты взаимодействуют с безопасным виртуальным представлением травматических стимулов для того, чтобы уменьшить реакцию страха. На сегодняшний день одним из основных направлений использования ЭТВР является лечение ПТСР.

Одной из важнейших преимуществ ЭТВР является повышение мотивации к лечению и снижение порога сопротивления, из–за действия реакции на новизну и привлекательность виртуальных технологий, и их восприятие как игры и развлечения. По данным опросов пациентов с ПТСР в США использование ЭТВР уменьшает психологический сопротивление с 27% до 3% [18]. В свою очередь опрос ветеранов АТО в Украине, свидетельствуют о значительно большем уровне сопротивления лечению по сравнению с американскими коллегами и по данным Союза Ветеранов АТО примерно оценивается в 86%, при этом по различным данным уровень психологической травматизации у комбатантов варьируется от 20% до 55% [19]. Также к плюсам ЭТВР относится возможность повторения, остановки и перезапуска травматических сценариев, сколько будет признано необходимым. Кроме того, весь процесс экспозиции может быть завершен в безопасности и конфиденциальности за счет дополнительного использования виртуального психотерапевта (англ. artificial intelligence (AI) therapist).

Прототипом такого психотерапевта является «Ellie» (рис. 3) Института Креативных Технологий Университета Южной Калифорнии, которая является частью программы виртуальной реальности под названием SimSensei с использованием средств из оборонных научно-исследовательских проектов (DARPA). Она помогает отслеживать правдивость ответов пациента, за счет отслеживания его мимических реакций (66 точек на лице пациента), анализа голоса (скорости речи, время паузы перед ответом на вопрос), положение тела, движения головы и глаз. Веб-камера и микрофон позволяют наблюдать за пациентом и давать обратную связь в виде эмпатического «кивания». Прототип находится на этапе клинических исследований.

Рисунок 3. Виртуальный психотерапевт «Ellie». Better Inc. и Университет Южной Калифорнии, Институт Креативных Технологий [20].

Cristina Botella с соавторами [2] в 2015 году, проводя анализ эффективности предыдущих исследований ЭТВР, отмечает высокий уровень согласия в принятии участия в сеансах ЭТВР, что позволяет привлечь большее количество пострадавших для добровольного лечения. В свою очередь использование ЭТВР для проведения лечения ПТСР отмечается приемлемым также среди врачей, которые воспринимают ЭТВР как шаг к прогрессу в лечении.

Можно выделить следующие составляющие ЭТВР:

1) тип виртуальной среды [21]

реалистичные сюжеты (моделирование конкретных ситуационных событий во Вьетнаме, Ираке, Афганистане, террористического акта 11 сентября и т.п). При этом существуют трудности в индивидуализации предлагаемых с помощью ЭТВР сценариев, которые относятся именно к травматическому опыту пациента, из–за необходимости создания индивидуальных сюжетов для каждого.

гибкая виртуальная среда, которая использует символику для представления любой травматической ситуации с помощью «символического», которая представлена с помощью различных инструментов (картинки, музыка, звуки, видео и т.д.).

2) тип пространственного взаимодействия [16]:

эгоцентрическая точка зрения (egocentric) – «от первого лица», представление себя в другой точке пространства;

аллоцентрическая точка зрения (allocentric) – «от третьего лица», перемещения виртуального представления о себе «аватара».

3) интенсивность воздействия [22]:

затопление (flooding) – интенсивный подход, когда стимулы, которые вызывают наибольшее беспокойство экспозиционируются первыми. Например, в первую очередь демонстрация сцен расстрела или ранения собратьев для солдат с ПТСР, а затем следуют менее стрессовые стимулы, такие как звуки войны.

градиентная экспозиция (graded–exposure), во время которой сначала демонстрируются наименее травматические стимулы для постепенного привыкания к экспозиции.

4) уровень погружения [23]:

без погружения – система виртуальной реальности использует обычную графическую рабочую станцию с монитором, клавиатурой и мышью;

полу–погружение – используется компьютерная система достаточно высокой графической производительности в сочетании с большой поверхностью для отображения визуальной сцены;

полное погружение – система демонстрирует виртуальную реальность с помощью некоторого вида аппаратного обеспечения (шлема), установлена большая проекционная поверхность в которой «заключен» пользователь.

5) качество виртуального опыта [16]:

ощущение присутствия – состоит из трех уровней: личного (ощущение переноса в другое пространство), средового (ощущение взаимодействия с окружающими объектами) и социального (ощущение присутствия других людей в виртуальной реальности);

реализм – степень сходимости между ожиданиями пользователя и фактическим опытом в виртуальной среде.

реальность – оценка ощущений в виртуальной реальности, как настоящих. Главным условием является полное заполнение зрительного поля пользователя.

К преимуществам ЭТВР относятся – высокий уровень мотивации к использованию в лечебном процессе, как со стороны пациентов, так и со стороны психотерапевтов, высокий уровень контроля течения экспозиции за счет параллельного измерения психофизиологических маркеров ПТСР (HR, HRV, SC, ASR) и контроль их уровня для предотвращения ретравматизации.

При этом ЭТВР может использоваться у пациентов, которые устойчивы к классическим методам психотерапии и демонстрируют ограниченные возможности воображения. Согласно исследованию явления афантазии от 2,1 до 2,7% выборки, как правило, не могут представить себе визуальный образ в сознании [24].

Основным недостатком ЭТВР – является наличие технологического барьера – необходимость специального оборудования (очки, симулятор, датчики) и его высокая стоимость. Что особенно актуально для стран с низким финансовым обеспечением реабилитационных программ для больных с ПТСР.

Также отсутствует стандартизированный подход к самому процессу и техническому оборудованию для проведения ЭТВР, количества и продолжительности сеансов, что затрудняет оценку эффективности протокола.

Одним из самых известных сценариев для лечения ПТСР является Виртуальный Ирак (Virtual Iraq). Военнослужащие / ветераны-пациенты с помощью джойстика управляют военным Хамером, наблюдая на экране изменения в условиях виртуально воспроизводимого Ирака, Афганистана в США.

При этом разработчики утверждают ЭТВР имеет низкую стоимость и, пожалуй более высокие показатели успеха, и уменьшения симптомов ПТСР наблюдается в среднем на 50%, а редукция симптомов ПТСР у 75% пациентов после лечения с помощью ЭТВР.

«Raquel Gonçalves с соавторами [25] обобщили в 2011 – 2012 году предварительные исследования эффективности ЭТВР на основе анализа всех предыдущих публикаций. Авторы рассматривали исследования пациентов с диагнозом ПТСР в соответствии с DSM–IV, в которых использовалась КПТ и виртуальная реальность для лечения. Для анализа рисков необъективных результатов в исследованиях использовался инструментарий Cochrane Collaboration Tool for Assessing the Risk of Bias с добавлением 6 дополнительных пунктов. В результате анализ поднялся до 10 исследований, которые отвечали предыдущим критериям. Авторы указывают на потенциальную эффективность ЭТВР при лечении ПТСР. Среди шести исследований, которые включали контрольную группу, статистически значимое снижение оценки симптомов ПТСР наблюдалось в четырех, причем результаты в группах для которых применялась ЭТВР были значительно выше. Однако, никаких различий между классической экспозиционной терапией, классической КПТ и ЭТВР обнаружено не было [26]. При этом авторы определяют недостаточный объем выборок для высокой точности результатов (максимальное количество участников 40, большинство из которых ветераны войны). В трех из четырех исследований без контрольных выборок, ЭТВР показала свою эффективность на основе замеров симптомов ПТСР до и после лечения. В общем Raquel Gonçalves с соавторами отмечают потенциальную эффективность ЭТВР, но настаивают на необходимости проведения широкомасштабных исследований »[21].

Основные техники, которые используются во время протокола ЭТВР:

1. психологическое информирование;

2. тренинг дыхания;

3. системы биологической обратной связи;

4. медикаменты;

5. предупреждения рецидивов.

Сами сеансы ЭТВР включены в комплекс общего протокола с использованием части из представленных техник.

Cristina Botella с соавторами на основе своего литературного обзора предлагает свои рекомендации к адекватному протоколу [2]:

Лечение с помощью ЭТВР добровольно, принимая во внимание, что классическая экспозиционная терапия уже доказала свою эффективность;

Количество сессий от 8 до 12;

Продолжительность сеанса ЭТВР – 90 минут;

Частота – один – два раза в неделю.

При этом точный перечень оборудования и дополнительных стимулов рекомендованных для ЭТВР не определяют, он может быть скомпонован в зависимости от целей исследования и потребностей пациента.

Исследование эффективности ЭТВР проводились именно на участниках локальных военных конфликтов (Вьетнам, Ирак, Афганистан). В качестве групп сравнения использовались участники ЛВК, которые не проходили никакой психотерапии (контрольная группа) или проходили лечение с помощью традиционных психотерапевтических методов (пролонгированная экспозиционная терапия, десенсибилизация и переработка движением глаз, КПТ, Когнитивная реструктуризация, медикаментозное лечение и проч.). Сравнительные результаты исследований представлены в таблице 1.

Таблица 1

Результаты исследований и компоненты протоколов ЭТВР для участников ЛВК с ПТСР

Автор

Место проведения ЛВК

Размер виборки

Кол-во сессий

Длительность сеанса (мин.)

Переодичность

Дополнительные методы

Результаты

Ready et al. [27] ,

Вьетнам

Группа ЭТВР (n = 5)

Группа сравнения (n = 4)

10

90

Не указано

Не указано

Измерения по шкале CAPS [28] на 6 месяце после лечения: Улучшение в группе ЭТВР (р<0,05)

Roy et al. [29]

Вьетнам

1 Группа ЭТВР (n = 9)

2 Группа традиционной экспозиционной терапии (n = 10)

3 Группа сравнения (без ПТСР) (n = 18)

12–20

90

Не указано

Традиционная експозиционная терапия для Группы 2

1. Измерения по шкале CAPS: Улучшение в группе ЭТВР (р<0,05). Группа традиционной экспозиционной терапии без изменений

2. Измерения по PTSD checklist: Улучшение в группе ЭТВР (р<0,05) и группе традиционной экспозиционной терапии.
3. Измерения МРТ: значительное снижение активации миндалины после лечения в группе ЭТВР и группе традиционной экспозиционной терапии.

McLay et al. [30]

Ирак и Авганистан

1 Группа ЭТВР (n = 6)

2 Группа традиционной экспозиционной терапии (n = 4)

3–10

Не вказано

Один или два раза в неделю

1. Традиционная експозиционная терапия для Группы 2

2. Биологическая обратная связь

Все участники показали значительное снижение симптомов ПТСР (р<0,001).

McLay et al. [31]

Ирак и Авганистан

1 Група ЕТВР (n = 10)

2 Группа традиционных психотерапевтических методов (n = 10)

4–20

Не вказано

Один или два раза в неделю

1. Традиционная експозиционная терапия для Группы 2

2. Когнитивная реструктуризация

3. Медитация и контроль внимания

4. Биологическая обратная связь

Результаты сообщили о значительном улучшении (р<0,01), но никаких существенных различий между группами.

Miyahira et al. [32]

Ирак

1 Группа ЭТВР (n = 12)

2 Группа сравнения (n = 10)

9

Не вказано

Два раза в неделю

  1. Психологическое обучение

  2. Тренинг дыхания

Результаты не показали существенных различий по CAPS но наблюдалось значительное снижение критерия C в группе ЭТВР.

Gamito et al. [33]

Африканские колонии

1 Группа ЭТВР (n = 5)

2 Группа традиционной экспозиционной терапии (n = 2)

3 Группа сравнения (n = 3)

12

Не вказано

Не указано

  1. Психологическое обучение

Результаты не показали каких-либо существенных изменений в уровне ПТСР, но участники, ЭТВР показали снижение симптомов, связанных с ПТСР (депрессия и тревога).

Rizzo et al. [34]

Ирак

1 Группа ЭТВР (n = 20) – резистентные к традиционным психотерапевтическим методам

10

90-120

Два раза в неделю

1 Традиционная експозиционная терапия

2.Психологическое обучение

3.Тренинг дыхания

4. Биологическая обратная связь

Снижение ПТСР, депрессии и тревоги (P <0,001).

Исследования показывают на удовлетворенность процедурой лечения ЭТВР у пациентов (по шкале от 2 до 32 отметили цифру 30 и выше) [35]. При этом существенной разницы в удовлетворении процессом лечения между классическими методами и ЭТВР не обнаружено, хотя участники отмечали что дать согласие на лечение с помощью ЭТВР легче.

К оговоркам в применении ЭТВР относятся потенциальные побочные эффекты после воздействия виртуальной реальности:

cybersickness (тип укачивания, вызванный пребыванием в виртуальной реальности),

нарушение перцептивно–двигательного восприятия, воспоминаний, и как правило, снижение возбуждения,

эскапизм.

Профессор Rizzo отмечает, что ЭТВР технология должна использоваться только в качестве инструмента для квалифицированных врачей, в противовес манипулятивного средства для привлечения новых клиентов / пациентов [36].

Выводы.

1. На основе литературного анализа определены различия в научном поле интересов Киберпсихологии: в странах СНГ – акцент на социальных сервисах Интернет, в странах Европы, США, Австралии – Киберпсихология рассматривается в более широком смысле изучения человеческого разума и поведения в контексте человеческого взаимодействия и общения в системе человек–компьютер и связанных технологий.

2. Рассмотрены и дополнены четыре основные области развития направления Telemental health: компьютеризированная КПТ, интернет–опосредованная КПТ, ЭТВР и ЭТДР, мобильная терапия.

3. Проанализированы составляющие ЭТВР: тип виртуальной среды (реалистичные сюжеты и гибкое виртуальная среда), тип пространственного взаимодействия (эгоцентрическая точки зрения и аллоцентрическая точка зрения), интенсивность воздействия (затопления и градиентных экспозиция), уровень погружения (без погружения, полу–погружение и полное погружение), качество виртуального опыта (ощущения присутствия, реализм и реальность).

4. Обобщены результаты исследований и компоненты протоколов ЭТВР для участников ЛВК с ПТСР: наблюдается улучшение симптомов ПТСР в группах проходивших лечение с помощью ЭТВР, но различий в результатах между группами традиционных методов психотерапии и ЭТВР не обнаружено. ЭТВР можно отнести к не менее эффективным методам психотерапии при ПТСР у участников ЛФК, который дает возможность ее использования для повышения уровня согласия на лечение, учитывая особенности ветеранов ЛВК и особенно для лиц резистентных к традиционным методам.

Перспективы дальнейшего исследования.

Рассмотреть перспективы перехода к менее технологически емким методам Telemental health, от систем виртуальной реальности к системам расширенной реальности и мобильным приложениям для смартфонов в пределах лечения ПТСР.

Список литературы.

1. Rizzo A.A., Buckwalter J. G. , Forbell E. et al. Virtual Reality Applications to Address the Wounds of War // Psychiatric annals. 2013. P. 123–138. Режим доступа: Healio.com/Psychiatry (дата обращения: 22.03.2017).

2. Cristina B. Berenice S., Baños R.M. et al. Virtual reality exposure–based therapy for the treatment of post–traumatic stress disorder: a review of its efficacy, the adequacy of the treatment protocol, and its acceptability // Neuropsychiatr Dis Treat. 2015. Vol. 11. P. 2533–2545. Режим доступа: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4599639/#b3–ndt–11–2533 (дата обращения: 21.03.2017)

3. Войскунский А. Е. Киберпсихология как раздел психологической науки и практики. Universum: Вестник Герценовского университета : журнал. 2013. Vol. 4. С. 8899.

4. Blascovich, Jim, Bailenson, Jeremy. Infinite reality: avatars, eternal life, new worlds, and the dawn of the virtual revolution (1st ed.). New York: William Morrow. ISBN 0061809500.

5. Aboujaoude, E., Salame, W., Naim, L. Telemental health: A status update. World Psychiatry. 2015. Vol. 14(2), P. 223–230. Режим доступа: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4471979/ (дата обращения: 19.03.2017)

6. Stein D.J., Chiu W.T., Hwang I. et al. Cross–national analysis of the associations between traumatic events and suicidal behavior: findings from the WHO World Mental Health Surveys // PloS one. 2010. Vol. 13(5). Режим доступа: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2869349/ (дата обращения: 15.03.2017)

7. Тарабрина Н.В. Практикум по психологии посттравматического стресса. СПб.: Питер, 2001. С. 1922.

8. American Psychiatric Association, Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, 5th ed. // Washington, D.C.: American Psychiatric Association, 2013. Режим доступа: https://www.psychiatry.org/psychiatrists/practice/dsm/dsm–5 (дата обращения: 21.04.2017)

9. Shvil E., H.L. Rusch, G.M. Sullivan et al. Neural, Psychophysiological, and Behavioral Markers of Fear Processing in PTSD: A Review of the Literature // Curr Psychiatry Rep. 2013. Vol. 15(5): P. 358. Режим доступа: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3674105/ (дата обращения: 21.03.2017)

10. American Psychological Association // Research–Supported Psychological Treatments. 2015. Режим доступа: http://www.div12.org/psychological–treatments/ (дата обращения: 22.04.2017)

11. Foa E.B., Gillihan S.J., Bryant R.A. Challenges and successes in dissemination of evidence–based treatments for posttraumatic stress: Lessons learned from prolonged exposure therapy for PTSD // Psychological Science in the Public Interest, Supplement. 2013. 14(2) P. 65–111. Режим доступа: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4338436/ (дата обращения: 22.03.2017)

12. Becker C.B., Zayfert C., Anderson E. A survey of psychologists’ attitudes towards and utilization of exposure therapy for PTSD // Behaviour Research and Therapy. 2004. Vol. 42(3). P. 277–292. – Режим доступа: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/14975770 (дата обращения: 12.03.2017)

13. Laudet, A., Timko, C., & Hill, T. Comparing life experiences in active addiction and recovery between veterans and non–veterans: A national study // Journal of Addictive Diseases. 2014. 33(2). P. 148–162. Режим доступа: http://doi.org/10.1080/10550887.2014.909702 (дата обращения: 12.04.2017)

14. Donker T., Petrie K., Proudfoot J., et al. Smartphones for smarter delivery of mental health programs: a systematic review. J Med Internet Res. 2013. 15. p. 247.

15. Milgram P., Kishino F. A taxonomy of mixed reality visual displays // IEICE Trans. Inf. Syst. E77–D, 1994. P. 1321–1329. Режим доступа: http://etclab.mie.utoronto.ca/publication/1994/Milgram_Takemura_SPIE1994.pdf (дата обращения: 14.03.2017)

16. Baus, O., Bouchard, S. Moving from Virtual Reality Exposure–Based Therapy to Augmented Reality Exposure–Based Therapy: A Review // Frontiers in Human Neuroscience. 2014. 8. P. 112. Режим доступа: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3941080/ (дата обращения: 24.03.2017)

17. Eichenberg C. Virtual Reality in Psychological, Medical and Pedagogical Applications. 2012. Режим доступа: https://www.intechopen.com/books/virtual–reality–in–psychological–medical–and–pedagogical–applications/virtual–realities–in–the–treatment–of–mental–disorders–a–review–of–the–current–state–of–research (дата обращения: 22.04.2017)

18. Riva Dr. G., Mantovani F., Capideville C.S. et al. Affective Interactions Using Virtual Reality: The Link between Presence and Emotions. CyberPsychology & Behavior. 2007. Vol. 10(1). P. 45–56.

19. Solomon Z., Mikulincer M., Blech A. Characteristic Expressions of Combat–recanted PTSD among Israeli soldiers in the 1982 Lebanon War. Behavioral Med. Vol.14(4). P. 171–178.

20. Ellie and ICT Researchers in the LA Times University of Southern California’s Режим доступа: http://ict.usc.edu/news/ellie–and–ict–researchers–in–the–la–times/ (дата обращения: 25.04.2017)

21. Цокота В.Р. Перспективи експозиційної терапії у віртуальній реальності для лікування посттравматичних стресових розладів Проблеми екстремальної та кризової психології. Зб–к наук. праць. Х.: НУЦЗУ, 2016. Вип. 20. С. 296305.

22. Johanna S. Kaplan, David F. Tolin. Exposure Therapy for Anxiety Disorders. 2015. Режим доступа: http://www.psychiatrictimes.com/anxiety/exposure–therapy–anxiety–disorders (дата обращения: 21.04.2017)

23. Ma M., Zheng H. Virtual reality and serious games in healthcare in Advanced Computational Intelligence Paradigms in Healthcare 6, SCI 337. Berlin: Springer–Verlag, 2011. P. 169–192.

24. Zeman A., Dewar M., Della Sala S. Lives without imagery: Congenital aphantasia. Cortex. 2015. Vol. 73. P. 378–380.

25. Gonçalves R., Pedrozo A.L., Silva E. et al. Efficacy of Virtual Reality Exposure Therapy in the Treatment of PTSD: A Systematic Review // PLoS One. 2012. Vol. 7(12). Режим доступа: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3531396/ (дата обращения: 27.03.2017)

26. Opris D., Pintea García S., et al. Virtual reality exposure therapy in anxiety disorders: a quantitative meta–analysis // Palacios Depression and Anxiety. 2012. Vol. 29(2). P. 85–93. Режим доступа: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/22065564 (дата обращения: 27.04.2017)

27. Ready D.J., Gerardi R.J., Backscheider A.G., et al. Comparing virtual reality exposure therapy to present–centered therapy with 11 U.S. Vietnam veterans with PTSD. Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. 2010. Vol. 13(1). P. 49–54.

28. Blake D.D., Weathers F.W., Nagy L.M., et al. The development of a Clinician Administered PTSD Scale. Journal of Trauma Stress. 1995. Vol. 8. P. 75–90.

29. Roy M.J, Costanzo M.E., Blair J.R., et al. Compelling evidence that exposure therapy for PTSD normalizes brain function. Studies in Health Technology and Informatics. 2014. Vol. 199. P. 61–65.

30. McLay R.N., McBrien C., Wiederhold M.D., et al. Exposure therapy with and without virtual reality to treat PTSD while in the combat theater: A parallel case series. Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. 2010. Vol. 13(1). P. 37–42.

31. McLay R.N., Wood D.P., Webb–Murphy J.A., et al. A randomized, controlled trial of virtual reality–graded exposure therapy for post–traumatic stress disorder in active duty service members with combat–related post–traumatic stress disorder. Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. 2011. Vol. 14(4). P. 223–229.

32. Miyahira S.D., Folen R.A., Hoffman H.G., et al. The effectiveness of VR exposure therapy for PTSD in returning warfighters. Studies in Health Technology and Informatics. 2012. Vol. 181. P. 128–132.

33. Gamito P., Oliveira J., Rosa P., et al. PTSD elderly war veterans: A clinical controlled pilot study. Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. 2010. Vol. 13(1). P. 43–48.

34. Rizzo A., Difede J., Rothbaum B.O., et al. Virtual Iraq/Afghanistan: development and early evaluation of a virtual reality exposure therapy system for combat–related PTSD. Ann NY Acad Sci. 2010. Vol. 1208. P. 114–125.

35. Beck J.G., Palyo S.A., Winer E.H. Virtual reality exposure therapy for PTSD symptoms after a road accident: an uncontrolled case series // Behavior Therapy. 2007. 38(1). P. 39–48. Режим доступа: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/17292693 (дата обращения: 21.03.2017)

36. Rizzo A.A., Schultheis M.T., Rothbaum B.O. Ethical Issues for the Use of Virtual Reality in the Psychological Sciences // NL: Swets & Zeitlinger Publishers. 2003. P. 243280. Режим доступа: http://www.virtuallybetter.com/af/documents/VR_Ethics_Chapter.pdf (дата обращения: 25.04.2017)

19+

Комментариев:

0

Пока на этой странице нет отзывов